Музыкальные портреты

Зинаида Волконская, Елизавета Гилельс, Анна Есипова и Наталия Сац — настоящие звезды прошлых веков. Имена этих женщин были известны далеко за пределами России, их выступлений и постановок ждали любители музыки по всему миру. «Культура.РФ» рассказывает о творческом пути четырех выдающихся исполнительниц.

Зинаида Волконская (1789–1862)

Музыкальные портреты

Орест Кипренский. Портрет Зинаиды Волконской. 1830. Государственный Эрмитаж

Зинаида Волконская, в девичестве княжна Белосельская, родилась в 1789 году в Дрездене, где ее отец, князь Александр Белосельский-Белозерский, служил посланником при Саксонском дворе. Мать Варвара Татищева умерла, когда девочке было лишь три года, а воспитанием и образованием Зинаиды и ее сестер Натальи и Марии занимался сам князь, известный меценат и очень эрудированный человек. Зинаида с детства увлекалась музыкой и литературой, а также пением: у юной княжны было прекрасное контральто.

С 1808 года Зинаида состояла при дворе королевы Луизы Прусской, где познакомилась с Александром I. Их искренние теплые отношения и трогательная переписка длились до самой смерти императора. Историки полагают, что именно Александр I из всех поклонников княжны сумел действительно покорить ее сердце, однако их отношения никогда не выходили за рамки платонической дружбы. А в 1811 году состоялся брак Зинаиды и состоятельного молодого князя — фильгель-адъютанта императора Никиты Волконского.

После свадьбы Зинаида с мужем и родившимся сыном Александром сопровождала Александра I в его европейских походах, и в каждом новом городе ее певческий талант — а также баснословное богатство мужа — привлекал все новых знакомых и поклонников. Волконская познакомилась с итальянским композитором Джоаккино Антонио Россини и с большим успехом поставила в Париже его оперу «Итальянка в Алжире», где исполнила главную партию. Позже она блистала в качестве исполнительницы на Венском и Веронском конгрессах и в 1817 году вернулась в Петербург уже знаменитостью.

В России Волконская впервые попробовала себя в литературе: писала романтические новеллы на французском языке. Литературный критик Степан Шевырев оценивал стиль княгини: «В ней врожденная любовь к искусству. О, если бы она в молодости писала по-русски! У нас бы поняли, в чем состоит деликатность и эстетизм стиля» . Но спустя три года Волконская оставила Петербург и на несколько лет поселилась в Риме, где устраивала своеобразные «русские салоны» в своих резиденциях. В «римский кружок» княгини входили художник Сильвестр Щедрин, архитектор Константин Тон и другие отечественные деятели культуры.

В 1824 году княгиня поселилась в Москве, на Тверской. Ее жизнь была насыщенной: она пела в благотворительных концертах, изучала фольклор, историю Древней Руси. Как и в Риме, московский салон Волконской притягивал известных деятелей культуры и искусства: частыми гостями княгини были Василий Жуковский, Евгений Боратынский, Адам Мицкевич. Александр Пушкин, любивший бывать у Волконской, называл ее «царицей муз и красоты».

В декабре 1826 года Зинаида Волконская устроила прощальный вечер для жен декабристов, которые решили последовать за мужьями в Сибирь, и попала под пристальное внимание полиции. Княгиня перевела свой капитал на имя сына и вновь уехала в Италию, на этот раз навсегда. Ее римская вилла до конца жизни Волконской оставалась центром международной культурной жизни, ее часто посещали приезжавшие в Рим со всех уголков света художники, писатели и музыканты. Сама Зинаида Волконская последние годы посвятила благотворительности. «В течение почти трех десятилетий она являлась в Риме примером редкой добродетели, в особенности раскаяния и умеренности» , — прокомментировала известие о смерти Волконской газета Giornale di Roma.

Анна Есипова (1851–1914)

Музыкальные портреты

Анна Есипова. Фотография: belcanto.ru

Анна Есипова родилась в Санкт-Петербурге в 1851 году в семье чиновника Николая Есипова. Еще в детстве Анна стала проявлять интерес к творчеству, и родители организовали для нее уроки фортепиано в частном пансионе, однако из-за тяжелого финансового положения семьи Есиповой очень скоро пришлось отказаться от занятий. В 13 лет Анна поступила в Петербургскую консерваторию, в подготовительный класс Александра Виллуана. Спустя год девочку перевели в класс известного пианиста Теодора Лешетицкого, и по протекции правления консерватории обучение талантливой пианистки оплачивал некий меценат.

Окончив консерваторию с золотой медалью, Есипова отправилась за границу с концертами. Молодой пианистке такие гастроли были необходимы, чтобы получить нужные знакомства и репутацию, которые в будущем могли обеспечить ей карьерные перспективы на родине. В основу концертного репертуара Есиповой легли произведения Моцарта, Бетховена, Шопена и Мендельсона.

Игра Есиповой была действительно виртуозной: она сочетала экспрессию и четкость звукоизвлечения, рассыпчатость и мягкость звука. Западная публика восторженно принимала русскую пианистку. Сам Ференц Лист пригласил Есипову принять участие в своем юбилейном концерте, а Антон Рубинштейн называл ее «величайшей из современных пианисток». С легендарным композитором Есипова играла в четыре руки. В 1884 году она получила приглашение от Парижской консерватории выступить на большом ежегодном концерте. В то время такое предложение считалось высочайшим знаком уважения: участвовали в этом мероприятии только французские музыканты, и до Есиповой консерватория делала исключение из этого правила только для двух артистов: Антона Рубинштейна и Генрика Венявского.

В 1887 году Рубинштейн предложил Есиповой стать профессором Петербургской консерватории. Пианистка ответила отказом — не хотела уходить от концертной деятельности, но изменила свое решение в 1893 году. Учиться у виртуозной пианистки мечтали все, но она принимала только самых одаренных — и требовала от них многого. Есипова была сторонницей железной дисциплины и никогда не опаздывала, во время занятий мало говорила, но много играла, причем практически всегда по памяти, без нот. Она даже придумала для своих занятий технику «серебряной монеты»: пианистка клала на тыльную сторону ладони упражнявшегося ученика серебряную монету и дарила ее студенту, если монета не падала во время игры. Но главной особенностью ее педагогического стиля был индивидуальный подход к ученикам. Выпускница класса Есиповой, Раиса Лившиц, вспоминала: «Я лично постоянно наблюдала самое бережное отношение к способностям и индивидуальным особенностям взращиваемых Анной Николаевной учеников. Помню, как однажды четыре ученика в ее классе играли Третью балладу Шопена. Все четверо исполняли эту вещь по-разному». В разные годы в классе Есиповой занимались Анастасия Вирсаладзе (бабушка пианистки Элисо Вирсаладзе), Мария Юдина, Александр Боровский, Сергей Прокофьев.

После смерти своего педагога Сергей Прокофьев писал: «Я оказался ее последним учеником-победителем из той колоссальной фаланги лауреатов, которых она готовила на своей фабрике» .

Наталия Сац (1903–1993)

Музыкальные портреты

Наталия Сац. Фотография: teatr-sats.ru

Наталия родилась в Иркутске в семье виолончелиста и композитора Ильи Саца и певицы Анны Щастной. В 1904 году семья переехала в Москву, где Илья Сац получил должность заведующего музыкальной частью и дирижера Московского Художественного театра.

Наталию с детства окружали люди творчества. Друзьями семьи и частыми гостями московского дома были Сергей Рахманинов, Константин Станиславский, Евгений Вахтангов и другие деятели искусства. А ее театральный дебют состоялся, когда девочке едва исполнился год.

В 1905 году Всеволод Мейерхольд ставил во МХАТе пьесу Мориса Метерлинка «Смерть Тентажиля», музыку к которой поручил написать Илье Сацу. По замыслу Мейерхольда в кульминационный момент пьесы в музыке должны были появиться звуки плача новорожденного, но ни режиссера, ни самого композитора категорически не устраивали ни инструментальная имитация плача, ни попытки актеров и музыкантов изобразить его — Сац искал максимальной правдивости звучания. И вдруг во время генерального прогона он сорвался домой и вернулся с укутанной в одеяло Наташей. Дирижер положил дочь на стулья возле пульта и начал репетицию, а в тот самый кульминационный момент дал девочке бутылочку с прикормом — и тут же отнял. Наташа расплакалась, «закричала на полную мощь». Мейерхольд был в восторге, а вот Анна, мать новой звезды МХАТа, — нет.

Подростком Наталия занималась в Драматической студии имени Грибоедова, в 1917 году окончила музыкальный колледж имени Александра Скрябина, а спустя год, когда Сац было всего лишь 15 лет, она получила должность заведующей детским сектором в Театрально-музыкальной секции Московского совета рабочих депутатов. Именно по инициативе Сац в России появился первый детский театр — Детский театр Моссовета.

В 1921 году 17-летняя Наталия Сац основала Московский театр для детей (современный РАМТ), художественным руководителем которого оставалась в течение 16 лет. Один из самых авторитетных отечественных театральных критиков Павел Марков вспоминал о Сац как о «девушке, почти девочке, которая стремительно и энергично вошла в сложный строй московской театральной жизни и навсегда сохранила ответственное понимание своего жизненного и творческого признания» . Она стремилась создать такой театр, который стал бы для детей всех возрастов порталом в светлый и сказочный мир, местом ничем не ограниченной фантазии — и ей это удалось.

Культовый немецкий дирижер Отто Клемперер, посмотрев режиссерские работы Сац в детском театре, пригласил ее в Берлин и предложил поставить оперу Джузеппе Верди «Фальстаф» в «Кролль-опере». Для Сац эта постановка оказалась настоящим прорывом: она стала первой в мире женщиной-режиссером опер — и без преувеличения всемирно известным театральным деятелем. Успешными стали и другие ее зарубежные оперные постановки: «Кольцо нибелунга» Рихарда Вагнера и «Свадьба Фигаро» Вольфганга Амадея Моцарта в аргентинском «Театро Колон». Газеты Буэнос-Айреса писали: «Русская художница-режиссер создала новую эпоху в искусстве оперы. Спектакль [«Свадьба Фигаро»] глубоко психологичен, как это бывает только в драме, и этим нов и привлекателен для зрителя» .

После возвращения в СССР в 1937 году Наталия Сац была арестована как жена «изменника Родины». Ее мужа — наркома внутренней торговли Израиля Вейцера — обвинили в контрреволюционной деятельности. В ГУЛАГе Сац провела пять лет, а после освобождения уехала в Алма-Ату, так как не имела права вернуться в Москву. В Казахстане она открыла первый Алма-Атинский театр юного зрителя, где работала в течение 13 лет.

В 1965 году Наталия Сац, уже вернувшись в столицу, основала первый в мире Детский музыкальный театр. Она ставила не только детские спектакли, но и «взрослые» оперы Моцарта, Пуччини, а в симфонические абонементы включала «серьезную» музыкальную классику.

В последние годы жизни Наталия Сац преподавала в ГИТИСе, основала благотворительный фонд содействия развитию искусства для детей и написала множество книг и пособий по вопросам музыкального воспитания.

Елизавета Гилельс (1919–2008)

Музыкальные портреты

Елизавета Гилельс и Леонид Коган. Фотография: alefmagazine.com

Елизавета Гилельс, младшая сестра пианиста Эмиля Гилельса, родилась в Одессе. Семья всемирно известных исполнителей была отнюдь не музыкальной: отец Григорий служил бухгалтером на сахарной фабрике, а мать Эсфирь вела домашнее хозяйство.

Лиза Гилельс впервые взяла в руки скрипку в шесть лет, а азам музыкального искусства ее обучал известный одесский педагог Петр Столярский. Еще подростком Гилельс заявила о себе как о вундеркинде: в 1935 году юная скрипачка получила вторую премию на Всесоюзном конкурсе музыкантов-исполнителей. А в 1937 году, когда ей было 17, Елизавета в составе делегации советских скрипачей произвела фурор на Конкурсе имени Эжена Изаи в Брюсселе. Первую премию конкурса присудили Давиду Ойстраху, вторую — исполнителю из Австрии, а Гилельс и ее коллеги разделили места с третьего по шестое. Эта триумфальная победа прославила Елизавету Гилельс и в Советском Союзе, и за его пределами.

Когда советские музыканты возвращались из Бельгии, их встречала торжественная процессия, участником которой был талантливый, но в те годы еще неизвестный скрипач Леонид Коган. Свой букет он вручил именно Елизавете Гилельс, талантом которой всегда восхищался: так состоялось знакомство будущих супругов. Правда, парой они стали не сразу. Гилельс недавно стала звездой, активно выступала и гастролировала, к тому же была старше. Но однажды она услышала выступление неизвестного скрипача по радио. Виртуозная игра поразила ее, и, когда диктор объявил имя исполнителя — а им был Леонид Коган, — уже Гилельс стала его большой поклонницей.

Музыканты поженились в 1949 году. Гилельс и Коган долгие годы играли в дуэте, исполняли сочинения для двух скрипок Иоганна Себастьяна Баха, Антонио Вивальди, Эжена Изаи. Постепенно Елизавета отказалась от сольной карьеры: в 1952 году у пары родился сын — Павел Коган, он стал известным скрипачом и дирижером, а спустя еще два года появилась дочь Нина, одаренная пианистка и талантливый педагог.

С 1966 года Елизавета Гилельс стала преподавать в Московской консерватории. Ее учениками были скрипачи Илья Калер, Александр Рождественский, Илья Груберт и другие талантливые музыканты. После смерти Леонида Когана в 1982 году Гилельс занималась систематизацией его наследия: подготовкой к печати книг и выпуском записей.

Авторы: Екатерина Тарасова, Алевтина Бояринцева

Теги:МузыкаПубликации раздела Музыка

Смотрите также

{"@type":"Article","description":"От жизни в деревне до спектаклей, после которых поклонниц снимали с водосточных труб.","url":"https://www.culture.ru/materials/255422/lemeshev-i-kozlovskii-samye-izvestnye-tenora-xx-veka","@context":"http://schema.org","name":"Лемешев и Козловский: самые известные тенора XX века","alternateName":"Лемешев и Козловский: самые известные тенора XX века","image":{"@type":"ImageObject","url":"https://www.culture.ru:443/storage/images/61489c338c09d349f851da4c559477bc/23257a7629794b2bd74b2d659084c14b.png","caption":"«,»width":1334,"height":1000},"articleSection":"Музыка","datePublished":"2020-02-17T06:25:19.381Z","articleBody":«В 1948 году отмечалось 50-летие МХАТа. Впервые вместе на сцене оказались самые известные тенора XX века: Сергей Лемешев и Иван Козловский единственный раз спели дуэтом. Вдове Антона Чехова, Ольге Книппер-Чеховой, которая множество раз выходила на сцену в роли Раневской, они посвятили арию Ленского «Я люблю Вас, Ольга» с немного переделанным текстом. Завершалось обращение словами: «… мы будем ходить туда, где вечно будет цвести благоухающий вишневый сад». В материале портала «Культура.РФ» читайте, как складывалась судьба главных Ленских на российской оперной сцене. Сергей Лемешев родился в 1902 году в деревне бывшей Тверской губернии. Его отец женился на бесприданнице, и поэтому дед своего согласия на брак не дал и выгнал молодых из дома, оставив без земли. Родителям будущего тенора пришлось батрачить у местного помещика. В восемь лет Сергей пошел в сельскую школу.Лемешев рано остался без отца: тот умер от чахотки. Отучившись положенные четыре класса, будущий артист в 1914 году отправился в Петербург к дяде — осваивать сапожное дело. Но уже через два года он вернулся в родную деревню. Чтобы как-то помочь матери, он занялся рыбной ловлей. Сергею Лемешеву очень хотелось учиться, а еще больше — выступать перед публикой. В 1918 году при сельской школе открыли кружок культурно-просветительской работы — и там состоялся его дебют.Вскоре Лемешев поступил в местную художественно-ремесленную школу. Ее директор, Николай Квашнин, архитектор по образованию, был музыкантом-любителем и заядлым театралом. Услышав однажды, как поет ученик, он познакомил его со своей женой. Евгения Квашнина окончила Саратовскую консерваторию и начала учить мальчика нотной грамоте. Лемешев проводил у Квашниных дни напролет: именно тогда он выучил арию Ленского из оперы «Евгений Онегин», которую позже исполнил на профессиональной сцене больше 500 раз.Сергей Лемешев. Отрывок из оперы Петра Чайковского «Евгений Онегин». Ария Ленского «Куда, куда, куда вы удалились…»Путь Лемешева к музыкальному образованию и профессиональной сцене был долгим. В 1919 году юноша поехал «покорять Тверь».В первый же день ему дали шанс выступить. Зрителям так понравился концерт, что Лемешева еще долго не отпускали со сцены. Артист твердо решил поступать в Консерваторию, но весной не принимали. Знакомый предложил пойти в кавалерийское училище, и Сергей согласился. Лемешев вспоминал: «Красивый мундир, красные бриджи... Заманчиво было покрасоваться в таком костюме перед девушками!»Параллельно с учебой Лемешев брал уроки у Сидельникова. Понимая, что пение интересует его гораздо больше, чем строевая подготовка, командир училища направил Сергея учиться в Консерваторию.В 1924 году Лемешев поступил в студию под руководством Станиславского. «Конечно, я из вас Шаляпиных не сделаю, но родственниками его вы можете стать», — говорил ученикам мэтр. Для постановки в его студии Лемешев начал разучивать роль Ленского.Дебют Лемешева состоялся в 1926 году в Свердловском театре оперы и балета, год спустя он успешно исполнял сольные партии в Русской опере при Китайско-Восточной железной дороге в Харбине, а с 1928 года — на оперных сценах в Тбилиси.Иван Козловский родился в 1900 году в селе недалеко от Киева. Музыку, как и Лемешев, любил с детства, но применение таланту нашлось раньше: уже в семь лет он пел в хоре при Свято-Михайловском киевском монастыре. Родители к увлечению сына были благосклонны: мать учила пению, а отец — игре на гармонике. Еще в детстве Козловский полюбил театр.В 15 лет Козловский начал принимать участие в постановках Общества украинских актеров, которым руководил известный актер Иван Марьяненко. Оценив голос будущего артиста, он отправил его на прослушивание к педагогу Елене Муравьевой, у которой учились народные артистки СССР Зоя Гайдай и Лариса Руденко, номинантка на премию «Оскар» Милица Корьюс и другие. Так Козловский стал студентом Киевского музыкально-драматического института имени Лысенко.Окончив его в 1920 году, он пошел добровольцем в инженерную бригаду Красной армии. Принимал участие в постановках Полтавского оперного театра. Именно здесь по воле случая сыграл свою первую большую роль — Фауста: исполнитель заболел, и начинающему артисту пришлось петь вместе с мэтром Платоном Цесевичем.О чем-то большем в карьере оперного певца Козловский тогда и не думал. В 1923 году после оперы «Риголетто» к тенору подошел знаменитый режиссер Эмиль Юнгвальд-Хилькевич.Тем не менее в 1923 году Козловский стал солистом Харьковской — на тот момент столичной — оперы, а на следующие два сезона с ним уже заключил контракт один из лучших в то время оперных театров — Свердловский. Разорвать этот контракт Козловский не решился даже ради приглашения от самого Владимира Немировича-Данченко. Об этом он рассказывал в книге «Музыка — радость и боль моя»:Иван Козловский. Отрывок из оперы Петра Чайковского «Евгений Онегин». Ария Ленского «Куда, куда, куда вы удалились…»Пути обоих теноров пересеклись в Большом театре. Козловский поступил туда на службу в 1925 году, он дебютировал партией Альфреда в «Травиане». Лемешев стал выступать в Большом на шесть лет позже, в 1931 году. Его первой ролью был Берендей в «Снегурочке». Оба артиста пели герцога в «Риголетто», Фауста в одноименной опере, Владимира Игоревича в «Князе Игоре», Индийского гостя в «Садко».Друг с другом «конкуренты» не конфликтовали. Лемешев писал в своей автобиографии: «Слушая почти все спектакли Ивана Семеновича, я стал разбираться в особенностях его вокального аппарата, техники и интерпретации. Иногда, впрочем, мысленно вступал с ним в спор, что-то не принимал. Но всегда восхищался».Враждовать начали поклонницы. Быстро сформировались два «фан-клуба» — лемешистки и козловитянки. Со временем в театральной среде к ним приклеилось название «сырихи»: по одной из версий, из-за магазина, располагавшегося недалеко от квартиры Лемешева, где поклонницы ждали Сергея.Дамы преследовали кумиров, а после спектаклей нередко затевали драку «стенка на стенку». Внучка Козловского, Анна, рассказывала, что особенно преданные поклонницы пытались залезть в окно их квартиры по водосточной трубе: самых упорных потом снимали пожарные, в особо сложных случаях — с помощью брандспойта.Наивысшим достижением было заплатить гардеробщику баснословную по тем временам сумму 200 рублей, чтобы получить возможность пару минут постоять в калошах кумира. Теноров провожали до подъездов, ломились в гримерки с огромными букетами. А лемешистки демонстративно выходили из зала после убийства Ленского в «Евгении Онегине» — так они показывали, что больше в спектакле слушать некого.Иван Козловский. «Соловей». Музыка Петра Чайковского, слова Александра ПушкинаПеред началом войны Козловский стал художественным руководителем Государственного ансамбля оперы СССР, а Лемешев первый и последний раз снялся в кино — в фильме «Музыкальная история». С 1941 года Козловский выступал перед бойцами и жителями освобожденных городов. Большой театр продолжал работу и во время войны, несмотря на то, что большую часть труппы эвакуировали в Куйбышев.Лемешев в октябре 1941 года тяжело заболел — врачам пришлось «отключить» одно легкое, и тенору запретили петь. Однако он начал разрабатывать голос.В «Пути к искусству» Лемешев писал, что врачи «…отнеслись к моей затее очень недоверчиво, даже пришли послушать меня в спектакле — и тут же сдались, разрешив одно-два выступления в месяц. Однако я приспособился и пел по три, а то и больше спектаклей, так и выступая с пневмотораксом вплоть до 1948 года».Сергей Лемешев. «Скажите, девушки, подружке вашей». Музыка Родольфо Фальво, слова Михаила УлицкогоКозловский много гастролировал, исполняя арии, романсы, народные песни. Снялся в фильмах «Концерт фронту», «Борис Годунов», «Поэма о море». Он ушел из Большого театра на пике славы в 1954 году без объяснения причин. Продолжал петь до 87 лет, давал концерты, писал мемуары, открыл в родном селе музыкальную школу, которую всячески поддерживал. Он умер 21 декабря 1993 года.Лемешев, напротив, гастроли прекратил, но до 1965 года продолжал иногда выходить на сцену Большого. Он преподавал в Консерватории, вел передачи на радио. В 1972 году тенор в 501-й раз исполнил партию Ленского на своем юбилейном концерте. Лемешев ушел из жизни 26 июня 1977 года.Автор: Полина Пендина»,

Источник: culture.ru