Похоронные обряды на Руси

Проводы человека в мир иной чтились на Руси не меньше, чем его появление на свет. Мы расскажем вам о самых необычных похоронных обрядах, о которых ученые узнали из этнографических экспедиций. Некоторые из этих ритуалов соблюдаются и по сей день.

Марганцовка, яйца и «магическое» мыло

Похоронные обряды на Руси

Леонид Соломаткин. После похорон. 1869

В селе Средней Сухоны Вологодской области был популярен обычай приготовления к смерти. Старики заранее готовили себе смертную одежду, высказывали пожелания, где и как их похоронить, каким образом поминать.

Для лучшей сохранности тела умершего под стол или лавку ставили таз с холодной водой, в которой растворяли марганец. Около ушей покойного клали сырые яйца, которые во время захоронения бросали в могильную яму.

Здесь существовало поверье, что мыло после обмывания покойного приобретает магические свойства. Его хранили и использовали в дальнейшем болезней у людей и животных. При заболевании рук — мыли им руки и приговаривали: «Человек ушёл, у него ничего не болит, и у меня ничего не заболит».

Ночевка над покойником, «откупливание» нового места жительства

Похоронные обряды на Руси

Василий Перов. Проводы покойника. 1865

В деревне Черёмуха Брянской области было принято ночью сидеть/ночевать над покойником — ходить на хавтуры. В сидениях обычно участвовали пожилые женщины, многие из которых знали церковные молитвы. Сюда приходили без приглашения. В шесть утра усопшему открывали лицо и умывали святой водой, женщины выходили на улицу и голосили.

На кладбище в могилу, которую обязательно выкапывали чужие люди, перед опусканием гроба бросали монетки — «откупливали» место. Здесь же устраивали поминальную трапезу, постелив на могилу небольшое полотенце — постельку — и скатерть, которые затем уносили домой. До наступления 40-го дня после смерти скатерть нельзя было стирать, а постельку после 40 дней отдавали в церковь.

«Плохая» вода, крапива и металлические предметы

Похоронные обряды на Руси

Марк Шагал. Покойник. 1908

В села Новосолдатка Воронежской области обмывали и обряжали покойника по истечении двух часов после смерти. Мыть умершего могли как родственники, так и чужие люди, существовал запрет только на обмывание детьми своей матери. Считалось, что эта вода приобретала особые свойства, прикосновение к ней могло негативно сказаться на человеке, поэтому ее выливали в такие места, где люди не могли бы на нее наступить, например под забор.

Умершего человек клали на лавку и связывали руки и ноги. Развязывали их только на кладбище, перед тем как опускать гроб в могилу. Над покойником совершали магические действия, чтобы дольше сохранить тело. Например, под лавку, на которой лежал покойник, обязательно клали какой-нибудь металлический предмет (чаще всего — топор или замок), обкладывали умершего крапивой.

Ночью, пока покойник находился в доме, не разрешалось спать. В полночь устраивали поминальную трапезу, по окончании которой лицо покойника закрывали. По традиционным представлениям это связано с тем, «что если его не накрыть, то он не будет спать, а будет беспокоить живых».

Длина ног, сожженная солома и причитания

Похоронные обряды на Руси

Василий Перов. Возвращение крестьян с похорон зимою. 1880-е

В Осиновице, что в Смоленской области, сравнивали длину ног покойника: если у него длиннее левая нога — следующей в деревне умрет женщина, а если правая — мужчина.

Под голову умершему подкладывали подушечку, которую набивали сухой листвой из березовых веников. Клали покойника на лавку на солому, застеленную белым льняным полотном. После похорон эту солому уносили в поле и сжигали, наблюдая, куда пойдет дым: «Если на дом, то хорошо, а если в поля, то, говорят, что всё потянет за собой, в доме будет плохо, пустота».

После того как умершего обмоют и положат на лавку, начинали причитать — голосить. Но на исполнение причитаний налагались определенные запреты. Нельзя было голосить в темное время суток и особенно ночью. Не должны были голосить беременные женщины, «а то ребёнок будет беспокойный».

«Приказывания» и белые платки

Похоронные обряды на Руси

Алексей Корзухин. Поминки на кладбище. 1865

Одна из локальных этнографических групп русского населения, которая привлекала внимание исследователей еще в ХIХ веке, — горюны. Они проживали в западной части Курского Посемья, в Путивльском (а ранее и в Белопольском) районах Сумской области Украины. Эта территория до 1925 года входила в состав Курской губернии.

К наиболее специфическим особенностям погребальной традиции горюнов относятся обычай захоронения умерших в садах, в пределах места проживания.

Кроме того, в оплакивании покойника участвуют всех женщины села. Громкие похоронные причитания оповещали всех жителей о смерти односельчанина. Обмытого и одетого покойника клали на лавку, мужчин — к передней стене дома, а женщин — к правой боковой, выходящей на двор. Причитать — или, как здесь говорили, приказывать — начинали с порога, когда приходили в дом, чтобы попрощаться с покойником. В теплое время года жительницы по старинному обычаю приходили на похороны в белых платках.

«Чтеи» и духовные стихи

Похоронные обряды на Руси

Карл Фридман. Похороны. 1966

Основным музыкально-фольклорным жанром современных похоронно-поминальных обрядов в деревне Епихино Шатурского района являются духовные стихи. Они поются поочередно с чтением Псалтири до похорон («пакойника аднаво не аставляли, всё эта вот и читали»), на «девятинки» (девятый день), «сороковой день», «полгода» и на «годину» (год) со дня кончины.

Хранители духовных стихов — женщины старшего возраста (от 60 лет). В быту их называют «чтеями», «читалками» или «духовными» («когда соберутся духовные, они не обсуждают, что там в мире творится, а всё про Бога поют», а сами стихи — «божественными песнями», иногда — «стишками».

Теги:Публикации раздела Традиции

Смотрите также

{"@type":"Article","description":"Почему наши предки платили налоги в Новый год и кто такой овинник.","url":"https://www.culture.ru/materials/254856/sentyabr-pokazhet-prazdniki-i-tradicii-pervogo-mesyaca-oseni","@context":"http://schema.org","name":"Сентябрь покажет: праздники и традиции первого месяца осени","alternateName":"Сентябрь покажет: праздники и традиции первого месяца осени","image":{"@type":"ImageObject","url":"https://www.culture.ru:443/storage/images/8f8537a2f63dd4ab736d550bb949c0b6/c07891a0fa08a58d30424e766e92b8c5.jpg","caption":"Сентябрь покажет: праздники и традиции первого месяца осени","width":869,"height":652},"articleSection":"Публикации раздела Традиции","datePublished":"2019-08-29T13:25:19.870Z","articleBody":«В славянском календаре было много обрядов и ритуалов, посвященных смене времен года. Люди зависели от природы и строили свою жизнь в согласии с ее ритмами. С приходом православия христианские праздники тесно переплелись с языческими обычаями и традициями. В материале портала «Культура.РФ» читайте, почему днем наши предки ходили в церковь, а вечерами гадали и общались с домовыми.Особым временем на Руси считалось начало осени. 1 сентября крестьяне заканчивали уборку урожая на поле помещиков, в этот же день хозяин собирал подать и оброк с крепостных. В первый день осени проводили личные суды и разборы споров между крестьянами.В старину крепостные были обязаны работать на хозяйских полях от трех до шести дней в неделю. Кроме барских запашек, у крестьян были свои небольшие участки земли. На таких наделах они выращивали злаки и овощи, которыми потом питались целый год. Чтобы засеять свое поле, сначала крепостной должен был выполнить норму на участке помещика. Урожай со своих полей крестьяне собирали весь сентябрь.До 1492 года начало нового года праздновали 1 марта — именно в это время на Руси начинались полевые работы. А вот с конца XV века по конец XVII века начало нового года стали отмечать 1 сентября (14 сентября по новому стилю). Перенести празднование решили церковнослужители на Первом Вселенском соборе в греческой Никее. В библейском Ветхом Завете 1 сентября было ежегодным праздником, в этот день в древнем Израиле было принято отдыхать от всех житейских забот. По аналогии с ветхозаветной церковью православные святые отцы предложили перенести главный светский праздник на эту дату. Царь Иван III поддержал священников и издал соответствующий указ.С этого момента 1 сентября стали праздновать не только окончание сбора урожая, но и начало нового года. С середины XVI века в этот день народу представляли наследника царского престола, когда ему исполнялось 14 лет. Так происходило венчание на царство. Будущий правитель выступал на Соборной площади в Москве с публичной речью.5 сентября в деревнях праздновали день cвятого Луппа Солунского — христианского святого, который жил в начале IV века. В народе этот праздник получил название Брусничник, или Лупов день. В это время поспевала брусника, и крестьяне шли с туесами — берестяными коробами и корзинами по ягоды. С брусникой пекли пироги, из нее варили варенье и компоты, делали пастилу. Существовала в народе примета: если брусника сладкая и сочная, пришло время жатвы. Собрать овес спешили до наступления первых заморозков.7 сентября почитали Тита Листопадника. В этот день крестьяне шли в лес по грибы. На Руси говорили: «Святой Тит последний гриб растит». Если грибов много, зима будет холодной.Восьмого сентября в Православной церкви отмечали день великомученицы Наталии, которую на Руси прозвали Натальей-овсяницей. На Наталью начинали косить овес. По традиции первый сноп несли домой и ставили под иконами — в красный угол. Все домочадцы садились за стол и угощались овсяными блинами и холодным толокном, замешанным на молоке или квасе, — деженем.Главным народным праздником сентября были осенины. В разных губерниях этот праздник называли по-своему: Оспожинки, День благословения хлебов, Богородицкая, Матушка-осенина, Праздник урожая, Огородичен день. Осенины отмечали три раза: 14, 21 и 27 сентября. Они символизировали прощание с летом, встречу с осенью и подготовку к зиме. До 14 сентября заканчивали работы в поле: жатву, уборку льна, вывоз пшеницы в овины, сушили снопы перед молотьбой.С 15 сентября полевые работы прекращались. В это время начинали заниматься домом. Заготавливали овощи на зиму, сушили собранные лук и чеснок, убирали пчел. От того, сколько хлеба было в амбаре, зависело благосостояние целой семьи на весь год. 14 сентября шли в церковь и благодарили Богородицу за собранный урожай. В народном сознании языческие и православные традиции были тесно переплетены между собой. Богоматерь воспринимали как продолжение языческой богини Мокоши, которая покровительствовала плодородию и земледелию.После церкви в каждом доме накрывали стол, полный разнообразных угощений. Во главе стола ставили пирог, который хозяйка пекла из муки нового урожая. Специально для этого дня закалывали овцу или барана и варили пиво и ягодные морсы.Вечером 14 сентября проводили обряд по обновлению огня. Он символизировал начало осени и всеобщее обновление. Обряд совершал глава семьи. Он гасил в печи старый огонь, который обозначал уходящий год, и зажигал новый. В некоторых губерниях огонь добывали ударами кремня, в некоторых — трением двух кусков дерева, обычно липы и дуба, реже — сосны и березы.Дымом от добытого огня окуривали дом, чтобы задобрить домового. Обязательно заходили в хлев — так прогоняли злых духов от скота. Иногда этим огнем зажигали свечи в церкви перед молебном.21 сентября наступали вторые осенины, которые на Руси встречали песнями и плясками. В Православной церкви 21 сентября празднуют Рождество Пресвятой Богородицы. По народным поверьям считалось, что в этот день осень официально вступает в свои права. Вторые осенины объединяли в себе праздник урожая и женский день. Женщина как продолжательница рода была олицетворением матери-земли, которая щедро одаривала людей всем необходимым для жизни. Говорили, если погода в этот день будет хорошая, то и вся осень будет теплая, сухая.В этот день навещали новобрачных. Молодая жена готовила круглый пирог и встречала с ним гостей: «К нашей хлеб-соли милости просим!» После угощения глава дома показывал гостям хозяйственные постройки, скот и собранный урожай. Старшие давали советы молодым и благословляли их на долгую и счастливую жизнь.Осень встречали у воды. Девушки и замужние женщины в праздничных сарафанах рано утром выходили из дома и шли к реке или озеру. На берегу водоема они угощали богиню Мокошь — языческий прообраз Богоматери — киселем и овсяным хлебом. Для этого девушки оставляли кисель возле воды со словами: «Богородица Пречистая, избави от маеты, надсады, от других отведи, мое житие-бытие освети!» Все собирались в хоровод, в центре которого стояла самая старшая женщина, и пели песни. Овсяный хлебец разламывали и кормили им домашний скот.В этот день бездетные женщины шли в церковь с молитвами о чадородии. После литургии они накрывали богатый стол и приглашали всех нищих в селе, чтобы те помолились Богородице и святая заступница послала ребенка. На вторые Осенины поминали умерших и навещали родителей.23 сентября наступал праздник Петра и Павла Рябинников. В этот день крестьяне собирали рябину. Обязательно оставляли немного ягод для птиц. Если рябины было много, осень ожидалась дождливой, а зима холодной. Небогатый урожай означал сухую теплую погоду. Чтобы рябина стала слаще, ветки с ягодными гроздьями развешивали под крышами домов. По народным поверьям это также защищало избу от злых духов. Из рябины хозяйки варили излюбленный напиток на Руси — рябиновый квас. А девушки делали куклу-рябинку, которая считалась оберегом. Тряпичная фигурка с красной шапочкой была символом женской мудрости и семейного счастья.День третьих осенин совпадал с праздником Воздвижения Честного Животворящего Креста Господня. В народе говорили: «Воздвиженье — осень навстречу зиме двигает» и «Птица в отлет двинулась». Люди верили, что 27 сентября все птицы, змеи и насекомые переселялись до весны в ирий — подобие рая в славянской мифологии. Их торжественно провожали с посланиями для умерших предков. В этот день не ходили в лес. Считалось, что в эту пору медведи устраивают себе берлогу, а змеи могут затащить нежеланного гостя под землю.На Воздвиженье проводили крестовый обряд, чтобы защитить дом и двор от нечистой силы. Прообразом знака креста в славянской традиции была свастика — символ солнца, которое разгоняет тьму. По народным поверьям на третьи осенины этот знак обладал особой силой. Крестьяне складывали крестом ветки рябины и вырезали кресты из дерева. Эти обереги развешивали в избах, амбарах и хлевах.В этот день начинали рубить капусту — священную пищу богов. В народе говорили: «На Воздвиженье у доброго молодца — капуста у крыльца». В деревнях организовывали капустники, которые продолжались две недели. Молодежь собиралась толпой и ходила по дворам рубить капусту для закваски. Нарядно одетые девушки — капустницы — пели веселые песни. Русский этнограф Иван Сахаров в XIX веке писал: «В домах, где приготовлена для гостей капуста, убирается особенный стол с закусками. За девицами является молодежь со своими гостинцами высматривать невест. Вечером по всему городу разыгрываются хороводы».Вечером этого дня девушки гадали на суженых. Это происходило в овине. В народе верили, что там живет овинник — самый зловредный из всех домовых, который заправлял хозяйственными постройками. Его представляли в образе огромного черного кота с горящими глазами.Девушки подкладывали в окно овина калач. Если лапа, которая брала хлеб, была теплой, жених будет богатым, а если холодной — бедным. Когда овинник отказывался от угощения, это означало, что в этом году свадьбе не бывать. После третьих осенин начинали молотьбу в овине. Обязательно спрашивали разрешения у овинника: «Батюшка-родимчик, дозволишь каменку истопить?»28 сентября отмечали день Никиты Гусятника. В этот день стригли овец. Овечью шерсть смазывали жиром и делали из нее валенки и шерстяные чулки — онучи. До наступления сильного холода овцы успевали обзавестись новой шерстью.На Никиту Гусятника провожали птиц, которые улетали в теплые края. Крестьяне поднимали головы к небу и приговаривали, глядя на стройные клины журавлей и гусей: «Колесом дорога, колесом дорога! Возвращайтесь весной обратно!»Автор: Зинаида Ненаглядкина»,

Источник: culture.ru