Сергей Дягилев: великий импресарио

Аудиоверсия: Сергей Дягилев: великий импресарио

Русские сезоны Сергея Дягилева и особенно его балетная антреприза не только прославили русское искусство за рубежом, но и оказали большое влияние на мировую культуру. «Культура.РФ» вспоминает жизненный и творческий путь выдающегося антрепренера.

Культ чистого искусства

Сергей Дягилев: великий импресарио

Валентин Серов. Портрет Сергея Дягилева (фрагмент). 1904. Государственный Русский музей

Сергей Дягилев родился 31 марта 1872 года в деревне Селищи Новгородской губернии, в семье офицера и потомственного дворянина Павла Дягилева. Его детство проходило сначала в Петербурге, затем в Перми, где Дягилев жил вплоть до окончания гимназии. Пермский дом украшали гравюры Рафаэля, Рубенса, Рембрандта, а на книжных полках стояли каталоги главных европейских музеев. У Дягилевых устраивали литературные и музыкальные вечера (отец с мачехой пели под фортепианный аккомпанемент сына) — их дом был центром культурной жизни Перми. Именно здесь начала проявляться у Сергея Дягилева настоящая тяга к искусству.

В 1890 году он вернулся в Петербург, где учился одновременно на юридическом факультете и в консерватории под руководством Николая Римского-Корсакова. Но ни юриспруденция, ни карьера музыканта Дягилева не привлекали — он активно погрузился в художественную жизнь, проявив себя умелым организатором. В Петербурге он устроил нескольких выставок современных художников. Основной их целью было показать столичной публике новое русское искусство. За это Дягилев нередко становился объектом шуток фельетонистов и гневных отповедей консервативно настроенных критиков.

Несмотря на критику, авторитет его стремительно рос. В 1898 году при поддержке меценатов Марии Тенишевой и Саввы Мамонтова вышел первый номер журнала «Мир искусства», редакторами которого были Сергей Дягилев и художник Александр Бенуа. «Искусство, чистое и свободное» — таков был девиз журнала и одноименного творческого объединения, в которое входили Исаак Левитан, Лев Бакст, Валентин Серов, Илья Репин и другие именитые художники. В литературно-критическом разделе издания печатались известные писатели и публицисты: Дмитрий Философов, Дмитрий Мережковский, Василий Розанов, Лев Шестов, Зинаида Гиппиус. Журнал «Мир искусства» стал печатным оплотом символистов, а также благодаря публикациям, посвященным не только современной российской культурной жизни, но и западной, — важнейшим просветительским проектом в области актуального искусства.

Покорение Европы: старт Русских сезонов

Сергей Дягилев: великий импресарио

Леон Бакст и Сергей Дягилев с дамами. 1910—1911. Фотография: project1917.ru

Сергей Дягилев: великий импресарио

Сергей Дягилев и Вацлав Нижинский в Ницце. 1911. Фотография: spb.aif.ru

Сергей Дягилев: великий импресарио

Морис Равель, Вацлав и Бронислава Нижинские. Париж. 1914. Фотография: foto-basa.com

Одной из главных задач была для Сергея Дягилева популяризация русского искусства на Западе. Не менее важно было и включение русского искусства в общеевропейский художественный процесс. К тому времени в Европе представление о культурном наследии России было весьма туманным. Образованному европейцу были известны имена русских писателей — Льва Толстого, Федора Достоевского, Ивана Тургенева, кто-то слышал музыку Михаила Глинки, кто-то видел картины Василия Верещагина. Дягилев взялся сломать эту стену неведения. В 1906 году он организовал в Париже выставку «Два века русской живописи и скульптуры» и в полной мере проявил свой дар эффективного «менеджера проектов», а также переговорщика, умеющего убеждать и очаровывать даже самых высокопоставленных лиц. Чтобы найти деньги и «позаимствовать» лучшую русскую живопись у музеев, импресарио пришлось договариваться с великим князем Владимиром Александровичем. В Париже он нашел покровителей выставки в лице русского посла Александра Нелидова и графини Элизабет де Греффюль, которая ввела Дягилева в высшее парижское общество, и впоследствии активно помогала организации Русских сезонов.

Первым Русским сезоном Дягилева стала выставка «Два века русской живописи и скульптуры». Она открылась 16 октября 1906 года в выставочном центре Гран Пале, где Дягилев арендовал 10 залов. Специально для выставки Лев Бакст и Александр Бенуа оформили большой, подробно иллюстрированный каталог. Для экспозиции отобрали произведения русского искусства XVIII — первой половины XIX века, а также новейших направлений, в основном символистов и модернистов. В числе представленных работ старых мастеров были картины Карла Брюллова, Дмитрия Левицкого, Алексея Венецианова, среди новых — Николая Рериха, Константина Коровина, Виктора Борисова-Мусатова, Игоря Грабаря, Михаила Врубеля, Исаака Левитана, Льва Бакста, Александра Бенуа, Сергея Судейкина, Михаила Ларионова.

Отзывы художественной критики оказались более чем благоприятными, а для большинства парижан русская живопись стала настоящим открытием. Автор биографии импресарио, писательница Наталия Чернышова-Мельник, в книге «Дягилев» цитирует рецензии парижской прессы: «Но могли ли мы подозревать о существовании величавого поэта — несчастного Врубеля?.. Вот Коровин, Петровичев, Рерих, Юон — пейзажисты, ищущие острых ощущений и выражающие их с редкой гармоничностью Серов и Кустодиев — глубокие и значительные портретисты; вот Анисфельд и Рылов — пейзажисты очень ценные…»

Сергей Дягилев: великий импресарио

Игорь Стравинский, Сергей Дягилев, Леон Бакст и Коко Шанель. Швейцария. 1915. Фотография: persons-info.com

Сергей Дягилев: великий импресарио

«Русские сезоны» в Севилье. 1916. Фотография: diletant.media

Сергей Дягилев: великий импресарио

За кулисами «Русских Балетов». 1916. Фотография: diletant.media

Первый европейский успех Дягилева только раззадорил, и он взялся за музыку. В 1907 году он организовал серию из пяти «Исторических русских концертов», которые прошли на сцене парижской Гранд-опера. Дягилев тщательно подошел к отбору репертуара: со сцены звучали произведения Михаила Глинки, Николая Римского-Корсакова, Модеста Мусоргского, Александра Бородина, Александра Скрябина. Как и в случае с выставкой 1906 года, Дягилев ответственно подошел и к сопроводительным материалам: печатные программки концертов рассказывали короткие биографии русских композиторов. Концерты были так же успешны, как и первая русская выставка, и именно выступление с партией князя Игоря в «Исторических русских концертах» прославило Федора Шаляпина. Из композиторов парижская публика особенно тепло приняла Мусоргского, на которого с этого времени во Франции пошла большая мода.

Убедившись, что русская музыка вызывает у европейцев живейший интерес, для третьего Русского сезона 1908 года Дягилев выбрал оперу «Борис Годунов» Мусоргского. Готовясь к постановке, импресарио лично изучил авторский клавир, заметив, что в постановке оперы под редакцией Римского-Корсакова были удалены две сцены, важные, как он посчитал, для общей драматургии. В Париже Дягилев представил оперу в новой редакции, которую с тех пор используют многие современные постановщики. Дягилев вообще не стеснялся адаптировать исходный материал, подстраиваясь под публику, зрительские привычки которой отлично знал. Поэтому, например, в его «Годунове» финальной стала сцена смерти Бориса — для усиления драматического эффекта. То же касалось и хронометража спектаклей: Дягилев считал, что они не должны длиться дольше трех с половиной часов, а смену декораций и порядок мизансцен он рассчитывал вплоть до секунд. Успех парижской версии «Бориса Годунова» только подтвердил авторитет Дягилева и как режиссера.

Русский балет Дягилева

Сергей Дягилев: великий импресарио

Пабло Пикассо работает над оформлением балета Сергея Дягилева «Парад». 1917. Фотография: commons.wikimedia.org

Сергей Дягилев: великий импресарио

Мастерская Ковент-Гарден. Сергей Дягилев, Владимир Полунин и Пабло Пикассо, автор эскизов балета «Треуголка». Лондон. 1919. Фотография: stil-gizni.com

Сергей Дягилев: великий импресарио

У самолета Людмила Шоллар, Алисия Никитина, Серж Лифарь, Вальтер Нувель, Сергей Григорьев, Любовь Чернышева, Ольга Хохлова, Александрина Трусевич, Пауло и Пабло Пикассо. 1920-е. Фотография: commons.wikimedia.org

Идея привезти за границу балет появилась у импресарио в 1907 году. Тогда в Мариинском театре он увидел постановку Михаила Фокина «Павильон Армиды», балет на музыку Николая Черепнина с декорациями Александра Бенуа. В то время в среде молодых танцовщиков и хореографов наметилась определенная оппозиция по отношению к классическим традициям, которые, как говорил Дягилев, «ревниво оберегал» Мариус Петипа. «Тогда я задумался о новых коротеньких балетах, — писал Дягилев позже в своих воспоминаниях, — Которые были бы самодовлеющими явлениями искусства и в которых три фактора балета — музыка, рисунок и хореография — были бы слиты значительно теснее, чем это наблюдалось до сих пор». С этими мыслями он и приступил к подготовке четвертого Русского сезона, гастроли которого были запланированы на 1909 год.

В конце 1908 года импресарио подписал контракты с ведущими артистами балета из Петербурга и Москвы: Анной Павловой, Тамарой Карсавиной, Михаилом Фокиным, Вацлавом Нижинским, Идой Рубинштейн, Верой Каралли и другими. Кроме балета, в программе четвертого Русского сезона появились оперные спектакли: Дягилев пригласил выступить Федора Шаляпина, Лидию Липковскую, Елизавету Петренко и Дмитрия Смирнова. При финансовой поддержке своей подруги, известной светской дамы Миси Серт, Дягилев арендовал старый парижский театр «Шатле». Интерьер театра специально для премьеры русских спектаклей переделали, чтобы увеличить площадь сцены.

В Париж труппа Дягилева прибыла в конце апреля 1909 года. В репертуаре нового Сезона были заявлены балеты «Павильон Армиды», «Клеопатра» и «Сильфиды», а также «Половецкие пляски» из оперы «Князь Игорь» Александра Бородина. Репетиции проходили в напряженной обстановке: под стук молотков и визг пил во время реконструкции «Шатле». Михаил Фокин, главный хореограф постановок, не раз устраивал по этому поводу скандалы. Премьера четвертого Русского сезона состоялась 19 мая 1909 года. Большинство зрителей и критиков не оценили новаторскую хореографию балетов, но все были в восторге от декораций и костюмов Льва Бакста, Александра Бенуа и Николая Рериха, а также — от танцовщиков, особенно от Анны Павловой и Тамары Карсавиной.

После этого Дягилев целиком сосредоточился на балетной антрепризе и существенно обновил репертуар, включив в программу Cезонов «Шехеразаду» на музыку Николая Римского-Корсакова и балет по мотивам русских народных сказок «Жар-птица». Музыку к последнему антрепренер попросил написать Анатолия Лядова, но тот не справился — и заказ перешел к молодому композитору Игорю Стравинскому. С этого момента началось его многолетнее плодотворное сотрудничество с Дягилевым.

Сергей Дягилев: великий импресарио

Игорь Стравинский в Копенгагене. 1920-е. Фотография: theredlist.com

Сергей Дягилев: великий импресарио

Русский балет в Кельне во время европейских гастролей Сергея Дягилева. 1924. Фотография: diletant.media

Сергей Дягилев: великий импресарио

Жан Кокто и Сергей Дягилев в Париже на премьере «Голубого экспресса». 1924. Фотография: diletant.media

Прошлый успех балетов позволил импресарио представить спектакли нового сезона уже в Гранд-опера; премьера пятых Русских сезонов состоялась в мае 1910 года. Лев Бакст, традиционно участвовавший в создании костюмов и декораций, вспоминал: «Сумасшедший успех «Шехеразады» (весь Париж переоделся по-восточному!)».

Премьера «Жар-птицы» прошла 25 июня. В переполненном зале Гранд-опера собралась художественная элита Парижа, в том числе Марсель Пруст (Русские сезоны не раз упоминаются на страницах его семитомной эпопеи «В поисках утраченного времени»). Неординарность видения Дягилева проявилась в знаменитом эпизоде с живыми лошадями, которые должны были появиться на сцене во время спектакля. Игорь Стравинский вспоминал про этот случай: «…Бедные животные вышли, как предполагалось, по очереди, но начали ржать и приплясывать, а одна из них выказала себя скорее критиком, нежели актером, оставив дурно пахнущую визитную карточку… Но эпизод этот был потом забыт в пылу общих оваций по адресу нового балета». Михаил Фокин объединил в постановке пантомиму, гротеск и классический танец. Все это гармонично сочеталось с декорациями Александра Головина и музыкой Стравинского. «Жар-птица», как отмечал парижский критик Анри Геон, была «чудом восхитительнейшего равновесия между движениями, звуками и формами…»

В 1911 году Сергей Дягилев закрепил постоянное место проведения своего Ballets Russes («Русского балета») — в Монте-Карло. В апреле того года в «Театре Монте-Карло» новые Русские сезоны открылись премьерой балета «Призрак Розы» в постановке Михаила Фокина. В ней публику поразили прыжки Вацлава Нижинского. Позднее в Париже Дягилев представил «Петрушку» на музыку Стравинского, который стал главным хитом этого сезона.

Следующие Русские сезоны, в 1912–1917 годах, в том числе из-за войны в Европе, были не очень удачными для Дягилева. В числе самых обидных провалов была и премьера новаторского балета на музыку Игоря Стравинского «Весна священная», который публика не приняла. Зрители не оценили «варварские танцы» под непривычную языческую бурную музыку. В это же время Дягилев расстался с Нижинским и Фокиным и пригласил в труппу молодого танцовщика и хореографа Леонида Мясина.

Сергей Дягилев: великий импресарио

Игорь Стравинский и Сергей Дягилев в аэропорту Лондона. 1926. Фотография: persons-info.com

Сергей Дягилев: великий импресарио

На вокзале — композитор Роже Дезормьер, Сергей Дягилев, танцовщик Серж Лифарь, писатель и театрал Борис Кохно, балерины Александра Данилова, Фелия Дубровская и Любовь Чернышева. Фотография: persons-info.com

Сергей Дягилев: великий импресарио

Сергей Дягилев и Серж Лифарь. Лондон. 1928. Фотография: litmir.co

Импресарио начал все больше обращаться к услугам современных западных композиторов и художников. Так, в Сезоне 1917 года он представил балет «Парад» на музыку Эрика Сати; автором либретто стал драматург Жан Кокто, а созданием декораций занимался Пабло Пикассо. Позднее художники Хуан Миро и Макс Эрнст сделали декорации для балета «Ромео и Джульетта».

1918–1919 годы были отмечены успешными гастролями в Лондоне — труппа провела там целый год. В начале 1920-х годов у Дягилева появились новые танцовщики, приглашенные Брониславой Нижинской Серж Лифарь и Джордж Баланчин. Впоследствии, после смерти Дягилева, они оба стали основоположниками национальных балетных школ: Баланчин — американской, а Лифарь — французской.

Начиная с 1927 года работа в балете все меньше удовлетворяла Дягилева, к тому же он увлекся книгами и стал заядлым коллекционером. Последним громким успехом дягилевской труппы стала постановка Леонида Мясина 1928 года «Аполлон Мусагет» с музыкой Игоря Стравинского и костюмами Коко Шанель.

«Русский балет» успешно проработал вплоть до кончины Дягилева в 1929 году. В своих воспоминаниях Игорь Стравинский, говоря о новых тенденциях в балете ХХ века, отметил: «…возникли ли бы эти тенденции без Дягилева? Не думаю».

Автор: Олег Зиновьев

Теги:Год театраПубликации раздела Театры

Смотрите также

{"@type":"Article","description":"Как жило общество авангардистов, обогнавшее «Бубновый валет».","url":"https://www.culture.ru/materials/255152/istoriya-soyuza-molodezhi","@context":"http://schema.org","name":"История «Союза молодежи»","alternateName":"История «Союза молодежи»","image":{"@type":"ImageObject","url":"https://www.culture.ru:443/storage/images/76d2f6fcdaf21dfdc9ad90fec4045d98/cd21ad4e4266c1aef60b276e1e00e527.png","caption":"История «Союза молодежи»","width":640,"height":480},"articleSection":"Музеи","datePublished":"2019-11-18T11:20:38.699Z","articleBody":«Самым крупным объединением авангардистов в начале XX века было общество «Бубновый валет». Однако во многом его опередила группа «Союз молодежи», которая была зарегистрирована на полтора года раньше в Петербурге. У истоков «Союза молодежи» стояли меценат Левкий Жевержеев и молодые художники-экспериментаторы — Иосиф Школьник, Валентин Быстренин, Елена Гуро, Михаил Матюшин. Именно «Союз молодежи» организовал первый показ «Черного супрематического квадрата» Казимира Малевича в футуристическом спектакле «Победа над Солнцем». Портал «Культура.РФ» знакомит с историей Петербургского общества авангардистов. В апреле 1909 года в Петербурге проходила выставка «Импрессионисты», организованная художественно-психологической группой «Треугольник». В ней участвовали Иосиф Школьник, Елена Гуро, Михаил Матюшин, Георгий Якулов. Члены «Треугольника» работали в стиле импрессионизма и символизма, разрабатывали новые живописные приемы. Однако Матюшин критиковал основателя группы Николая Кульбина за «эклектичность, декадентство и врубелизм».Вскоре после этой выставки Елена Гуро и Михаил Матюшин покинули «Треугольник» и создали новое общество под названием «Союз молодежи». К ним присоединились меценат Левкий Жевержеев, художники Эдуард Спандиков, Валентин Быстренин, Иосиф Школьник и другие. Творческая группа разместилась в мастерской в Замятином переулке. Ее участники приняли устав, текст которого опубликовали в справочной книге «Весь Петербург». Их целью было «ознакомление своих членов с современными течениями в искусстве, развитие в них эстетических вкусов путем совместных занятий рисованием и живописью, а также обменом мнений по вопросам искусства, и способствовать взаимному сближению лиц, интересующихся искусством».16 февраля 1910 года «Союз молодежи» внесли в реестр обществ Петербурга — на полтора года раньше, чем объединение авангардистов «Бубновый валет». Позже обе группы тесно сотрудничали: организовывали выставки, ставили спектакли, обменивались опытом.У «Союза молодежи» не было четких ограничений по стилю, поэтому для выставок, которые организовывало общество, отбирали неакадемические работы символистов и неопримитивистов, кубистов и кубофутуристов. Среди них — пейзажи и натюрморты, написанные в духе европейского импрессионизма: «Женщина в скандинавском платке» Елены Гуро, «Натюрморт с желтой скатертью» Иосифа Школьника, «Танцовщица» Эдуарда Спандикова и многие другие произведения. С 1910 по 1914 год «Союз молодежи» провел выставки в Петербурге, Риге и Москве.Большую популярность «Союз молодежи» получил благодаря своим спектаклям. В январе 1911 года его участники поставили народную драму из двух частей «Хоромные действа». Режиссером выступил Михаил Бонч-Томашевский, сценографом — Евгений Сагайдачный, а гримером и бутафористом — Михаил Ле-Дантю. Эскизы костюмов и декораций Владимира Татлина, Александра Гауша и Эдуарда Спандикова вошли в собрание мецената Жевержеева и сегодня хранятся в Русском музее и Санкт-Петербургском государственном музее театрального и музыкального искусства.Первая часть драмы «Царь Максимилиан и его непокорный сын Адольф» об императоре Петре I и царевиче Алексее вошла в историю русского театра как образец новаторского спектакля. Вместо сцены в зрительном зале установили три площадки, на каждой из которых разыгрывалось действие. Справа на помосте находился трон Максимилиана, слева — владения богини Венеры, а в центре страдал Адольф. Стены украсили лубочными картинками, а актеры-любители и музыканты все время обращались к посетителям. Артисты были загримированы и наряжены в яркие ярмарочные костюмы, да и само представление напоминало традиционные балаганы, популярные в России XVIII века.С 1912 по ноябрь 1913 года общество «Союз молодежи» организовывало диспуты — публичные ученые споры, на которых обсуждали новое искусство. «Союз» и тут опередил «Бубновый валет», который первый свой диспут провел на месяц позже. В январе 1912 года состоялась программная лекция одного из организаторов русского футуризма Сергея Боброва «Основы новой русской живописи. Русский пуризм», а в конце года выступили постимпрессионист Давид Бурлюк с докладом «Что такое кубизм» и писатель Владимир Маяковский с речью «О новейшей русской поэзии». Часто выступления были эпатажными.Зал Троицкого театра миниатюр во время этих диспутов был заполнен до отказа, а в прессе потом появились скандальные статьи с заголовками «Рыцари безумия» и «Поэзия свихнувшихся мозгов».В апреле 1912 года общество стало издавать первый в России журнал о современном искусстве — «Союз молодежи». Всего вышло три номера — это полторы тысячи сборников. В них печатали переведенные статьи из каталогов европейских выставок и зарубежной периодики, а также программы отечественных авангардистов: «Основы нового творчества и причины его непонимания» Ольги Розановой и трактат Вальдемара Матвея об искусстве стран Востока, Океании и Африки.В последнем номере вышли произведения литературной группы поэтов-футуристов «Гилея». Вместе с ними «Союз молодежи» организовал театр «Будетлянин» — первый в мире театр футуристов. В 1913 году они поставили трагедию «Владимир Маяковский» и оперу Алексея Кручёных «Победа над Солнцем», где публика впервые увидела «Черный супрематический квадрат» Казимира Малевича.«Союз молодежи» просуществовал без малого 10 лет. За это время его состав часто менялся. К 1913 году к группе присоединились художники Константин Дыдышко, Савелий Шлейфер, Анна Зельманова, Август Балльер и другие. Финансов «Союзу» не хватало: театральные проекты в основном оказывались убыточными, часто не было денег даже на гонорары артистам и художникам; регулярные выплаты получали только лекторы и авторы книг и спектаклей. Из-за постоянных конфликтов и начала Первой мировой войны общество практически прекратило свою деятельность.В 1917 году Жевержеев, Спандиков и Школьник планировали организовать несколько выставок. В это время в группу вступили еще 17 художников, среди которых были Лев Бруни, Николай Тырса, Роберт Фальк и Аристарх Лентулов. Однако их творческое сотрудничество в послереволюционной стране длилось недолго, а выставка, запланированная на апрель 1918 года, так и не состоялась.Последним мероприятием, в котором участвовали члены «Союза молодежи», была Первая государственная свободная выставка произведений искусства в 1919 году. В Зимнем дворце представили свои работы уже советские художники — Павел Филонов, Марк Шагал, Иван Пуни, Натан Альтман и Ольга Розанова. Позже некоторые из них эмигрировали во Францию.Автор: Ирина Малахова»,

Источник: culture.ru