Весна красна

Как плясали в России на Красную горку.

Старинный русский праздник Красная горка в народе известен еще и под названием Антипасха. Хотя, строго говоря, это два разных события. Антипасха — праздник церковный, в православной традиции его связывают с чудом уверования апостола Фомы. В отличие от остальных учеников Христа, Фома в воскрешение Учителя не поверил. «Если не увижу на руках Его ран от гвоздей и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю», — отвечал он соратникам. И на восьмой день после Воскресения ему выпала такая возможность. Библейский сюжет о явлении Христа своим ученикам, в результате которого «Фома неверующий» все же стал верующим, вдохновлял немало иконописцев и художников.

Весна красна

Караваджо. Неверие апостола Фомы. 1601–1602

Весна красна

Дионисий и мастерская. Неверие Фомы. Ок. 1500

А Красная горка — это народный праздник, день весны и любви, на который испокон веков приходилось множество свадеб, гуляний и хороводов. Наши далекие предки в начале весны, когда природа оживала, хороводили. То, что с Антипасхой они традиционно совпадают по времени, превратило Красную горку в довольно целомудренное мероприятие. Так что даже верующему человеку отмечать его не зазорно.

Весна красна

Ф.В. Сычков. Танец. Дореволюционная открытка. Ранее 1917 г.

Весна красна

А.С. Степанов. Хоровод. Ранее 1923 г.

День ширинки раз в году

Сразу уточним: ширинка — это полотенце. Хороводы с ширинками (по-местному — «карагоды») были обязательным атрибутом Красной горки в Белгородской области. Их водили только один-единственный раз в году; понятно, что процесс этот был очень торжественным и выверенным до мелочей. В стороне не оставался никто: карагод под полотенцами переплетал всю деревню, из одного края в другой.

Нести ширинки доверяли крепким мужикам (хозунам), они выбирали самые красивые полотенца, растягивали их над головами, попеременно то замыкали, то возглавляли танцевальную процессию. Полотенечное шествие тянулось с самого конца деревни до центральной улицы, где встречало такое же шествие, увлеченно танцевавшее с другого конца. Карагоды соединялись и сплетались. Чем больше было улиц в округе, тем больше витков было в орбите объединенного карагода. И тем больше ответственности возлагалось на хозунов: мало того, что они должны были быть физически выносливыми — попробуй-ка походи без устали через всю округу. Так еще им нужно было следить, чтобы рисунок карагода не нарушался и никто не уплелся куда не надо.

В общем, лучше один раз увидеть: вот так водили карагоды с ширинками в Ракитянском районе Белгородчины. Масштаб, конечно, уже не тот, но принцип пережил века.

Вождение ширинки в селе Вышние Пены Ракитянского района Белгородской области

И танки наши быстры

В Курской области в честь праздника водили танки. Тут тоже придется уточнять: танки — это особый вид хороводов; где с играми, где с особыми песнями, где и с тем, и с тем, где без того и без другого. В этой местности на Красную горку танок выстраивали по принципу игры в ручеек. Меняются пары — меняется зима на весну. Музыкальное сопровождение доверяли девкам или молодым бабам, прожившим в браке не более года. Исполняли они песню про «Таню белую». Белая — значит белокожая. Загар тогда был не то что не в моде, но и вообще считался страшным злом для девушки. А учитывая, что крестьянский солярий — в поле под палящим солнцем — белизны лицу не добавлял, нетронутая загаром кожа считалась одним из главных символов красоты.

Дать дуба

На Брянщине карагод могли устроить и на кладбище — чтоб покойным веселее лежалось. Здесь, начиная с Пасхи, любители танцевать могли и дуба дать, и утицу, и стрелу — и это всё названия хороводов. Стрелой летали брянские девки от проулка к проулку: здесь считалось, кто быстрее заведёт хоровод, та и замуж раньше выйдет. А жениха к девке «припевали»: пройдут мимо дома и споют песню с его и девичьим именем.

Рассказ певиц о вождении стрелы на Пасху в селе Шумиловка Климовского района Брянской области и исполнение песни «Летела стрела», звучавшей во время шествия, и песни «Синее моря береги ломя», которой «припевали» парней к девушкам

Дуба водили по тому же принципу, только под другую песню.

Рассказ певиц о вождении Дуба с Пасхи до Троицы в селе Лобановка Климовского района Брянской области и исполнение сопровождавшей его песни «А дуба-дуба, тетярёк трубя»

Без люлей как без пряников

«Люли-люли» — без этого припева немыслима ни одна русская люлеишная песня (или по-другому «люлейка»). В нынешней Волгоградской области холить и «люлеять» весну начинали как раз на Красную горку, поэтому и сам праздник здесь тоже называли Люлейкой. Люлеишные песни не пели когда попало — это специальные песни для весенних хороводов, которые тоже называли «люлейками».

В общем, без громких люлей весна в этой местности не начиналась.

На казачьем хуторе Яминский хороводить начинали с самых крайних улиц, постепенно стягиваясь в центр. Там у дороги накрывали общий стол. Под мед, вино и закуску доходило и до люлеек.

Весенняя хороводная («люлеишная») песня «Собирались девки в гурьбу» в исполнении жительниц хутора Яминский Алексеевского района Волгоградской области

Люлейку про бравого кавалерика особенно любила молодежь: под эту песню парень выбирал понравившуюся девушку, надевал на нее шляпу, обводил вокруг стола и дальше парочке можно было совершенно безнаказанно целоваться.

Игровая хороводная («люлеишная») песня «Кавалерик молодой» в исполнении жительниц хутора Яминский Алексеевского района Волгоградской области

Сидеть дома в этот день у молодежи было не принято. По сути, на весенних гуляньях проходил смотр всех женихов и невест села. Так что приметы сулили: кто на Красную горку не приглядит себе пару, будет век вековать с рябой женой или колченогим мужем. Потому что более завидные кандидатуры просто разберут. Существовала и еще одна примета. Говорили, что брак, заключенный в этот день, сулил крепкую и счастливую семейную жизнь.

И места этой свадьбе было мало

Те, кто пару выбрал себе еще зимой, на Красную горку женились. В пост о венчании не могло быть и речи, а потом Пасха, а потом пасхальная неделя — и вот наконец дождались. Но это уже другая история: свадебный обряд в российских деревнях одной строкой не опишешь. Целая церемония, освященная вековой традицией, растягивалась чуть не на три дня. Так что на Красную горку не скучал никто: ни женатый, ни холостой, ни старый, ни малый. Стоит помнить, что в крестьянском календаре весна — это не только время веселья, радости и обновления природы. Это еще и начало полевых работ. Так что, отдохнув и погуляв, Русь работящая принималась за дело — до следующего праздника.

Теги:Публикации раздела Традиции

Смотрите также

{"@type":"Article","description":"Катание с горы, кулачные бои, взятие снежного города и другие обычаи.","url":"https://www.culture.ru/materials/254134/kak-razvlekalis-na-maslenicu","@context":"http://schema.org","name":"Как развлекались на Масленицу","alternateName":"Как развлекались на Масленицу","image":{"@type":"ImageObject","url":"https://www.culture.ru:443/storage/images/ddbb22feb382d646e0e205d01f22759a/783a34f0ffb4f7e604a95bda851883ef.jpg","caption":"«,»width":1970,"height":1600},"articleSection":"Публикации раздела Традиции","datePublished":"2019-03-04T06:15:39.814Z","articleBody":«Масленица была единственным временем в году, когда поощрялось объедание, бражничество и даже драки. Любое разгульное на первый взгляд развлечение имело сакральный смысл. «Культура.РФ» рассказывает, для чего в старину катались с ледяных гор, по каким правилам бились стенка на стенку и зачем закапывали молодоженов в снег. Масленица — символ конца зимы и начала весны. После принятия христианства дата праздника стала зависеть от начала Великого поста, который, в свою очередь, привязан к переходящей дате Пасхи. В древности же Масленицу отмечали в одно и то же время. По одной версии, это был день весеннего равноденствия, по другой — Власьев день, 24 февраля по новому стилю. Имя святого Власия, покровителя скота, в названии этого дня появилось взамен языческого скотьего бога Велеса. Все масленичные обряды были посвящены плодородию.На Масленицу много ели и пили. Своеобразной ритуальной трапезе перед Великим постом уделяли особое внимание — так люди «моделировали» будущую сытую жизнь. Самое известное масленичное блюдо — блины — было частью поминального стола. Поминая усопших предков, крестьяне просили их поддержки во время грядущей посевной. Во многих регионах была распространена братчина: к застолью варили пиво в складчину большой компанией или целой деревней. Всей же деревней его распивали. В северных губерниях бражничали «на высокий лён», а в окрестностях Харькова — «чтоб скот родился».Стоит помнить, что еще 100 лет назад люди были постоянно заняты физическим трудом, а еда не была чем-то легко доступным. Поэтому объедание для крестьянина XIX века и для современного человека — разные понятия.С обычаем навещать ближнюю и дальнюю родню был тесно связан обряд катаний. У этого занятия изначально был сакральный смысл: катаясь на лошадях вокруг деревни «по солнцу», то есть по часовой стрелке, люди помогали солнцу быстрее двигаться, приближая весну. К XIX веку такое понимание уже утратилось.Во время массовых катаний составлялись поезда из десятков саней и дровней, молодежь набивалась в «транспорт» вповалку и с песнями разъезжала по окрестностям. Вся округа съезжалась в самую большую деревню или городок, где проводилась ярмарка. К «съезду» готовились заранее: парни, собиравшиеся искать невесту, покупали новые сани, лошадей украшали нарядной сбруей, девушки одалживали сани у родни и являлись разодетыми на общий сбор.Чаще всего «съезды» устраивали начиная с четверга Масленой недели. Главным событием был сбор в Прощеное воскресенье. Вот как его описывала корреспондентка «Этнографического бюро» в конце позапрошлого века: «Катанье на лошадях, как и все гулянье приезжей молодежи в селе, проходит только днем и заканчивается внезапно, как бы по сигналу. Сигналом служит первый удар колокола к вечерне. Все буквально бросаются из села и гонят обыкновенно как на пожар, так что в какие-нибудь 5–10 минут в селе не остается ни души, и наступает такая тишина, как в Великий пост». Вечером Прощеного воскресенья начиналась подготовка к посту, первый удар колокола был знаком окончания Масленицы.Этот обычай должен был обеспечить урожай: «чем дальше поедешь, тем длиннее уродится лён». Ледяные горки строили в каждой деревне, а иногда и по отдельной горке на каждой улице. Катались обычно не по одному, а целой ватагой, сев на салазки, шкуры или рогожи (грубая ткань типа мешковины. — Прим. ред.). Делали «ледянки» — поливали водой плетеную сетку или корзину и выставляли на мороз. Лихие парни могли скатиться на коньках, а то и стоя на ногах, схватившись друг за друга «паровозиком». Это называлось «кататься юром». Вместо салазок и ледянок часто использовали скамейки, а чтобы они лучше катились, их обливали водой и замораживали. Из дерева выдалбливали специальные «лодки», «катульки», «корежки».Горка была местом встреч для молодежи, которая еще не обзавелась семьей. В старину холостяков высмеивали и порицали, а на Масленицу молодым людям снова напоминали, что пора бы жениться. Парень, скативший на коленях девушку с горы, имел право прилюдно поцеловать ее. Не считалось предосудительным, когда парень скатывался с горы сразу с двумя девицами — по одной на каждом колене.Главными действующими лицами на Масленицу были молодожены. В некоторых районах приглашали только «новоженов» — тех, кто женился в новом году, после Святок. Чаще же «молодыми» считались все, кто сыграл свадьбу после предыдущей Масленицы. Они непременно участвовали в катаниях на санях, навещая всех родственников — обращались к предкам за покровительством и «раскатывали» солнце — источник жизни и плодородия. Отсюда, кстати, и современный обычай кататься в день свадьбы по памятным местам.Не обходились без новоженов и катания с гор. Например, в Пермской и Вологодской губернии жениха толкали на луб (внутреннюю часть древесной коры. — Прим. ред.) или шкуру, поверх наваливались парни и вся ватага — человек 15–20 — съезжала с горы. В Архангельской губернии молодой супруг кликал жену с вершины ледяной горки, сидя в санях. Она поднималась на гору и садилась на колени к мужу. Окружающие не давали саням скатиться, пока жена не поцелует мужа названное число раз. Широко распространен был обряд закапывания молодых в снег, иногда их вываливали из саней в сугроб. Некоторые исследователи приписывают этим обрядам очистительное и испытательное значение.Драки на Масленицу тоже были ритуальные. Мерились силой для того, чтобы «родился сильный урожай». Самым удобным местом для боев был лед реки. Запрещалось умышленно наносить друг другу серьезные увечья и мстить за личные обиды. Драться надо было «голыми руками», то есть без палок, ножей и прочих тяжелых или острых предметов. Соблюдалось правило: лежачего и мазку (на ком кровь) не бьют. Самые крепкие мужчины в боях не участвовали, а исполняли роль «наблюдателей» и «спасателей», вмешиваясь в драку лишь по необходимости.Кулачные бои чаще всего проводились стенка на стенку. В каждой команде был свой «атаман», который расставлял «бойцов» и продумывал стратегию. Сначала на льду сходились два партии мальчиков от 10 лет и старше, затем парни-женихи и, наконец, мужики. В Нижегородской губернии стенка на стенку дрались замужние женщины, «чтобы лён родился».Самый древний вид боя — «сцеплялка-свалка». Здесь каждый выбирал себе противника по росту и силе и боролся с ним до полной победы или поражения. Затем «сцеплялся» с новым противником. Этот вид кулачных боев был не очень распространен: он считался наиболее жестоким, нередко провоцировал участников на сведение личных счетов.Считается, что эту забаву придумали в Сибири, откуда она распространилась в некоторые центральные губернии. Возникла она относительно поздно, в начале XVIII века. Казаки, старейшее русское население Сибири, устраивали своего рода «историческую реконструкцию» в память о покорении дальних земель. Заранее строилась снежная крепость с воротами. Для прочности в основание городка вбивали бревна; чтобы стены и ворота обледенели, их поливали водой. В Прощеное воскресенье участники делились на две команды: пешие обороняли крепость, конные — нападали. Встречался и другой вариант:«В Енисейской губернии парни строят на льду ледяную крепость с воротами; сажают туда охранительную стражу. Пешие и конные идут в атаку; пешие лезут на стену, а конные врываются в ворота; осажденные обороняются метлами и нагайками. По взятии крепости победители идут с торжеством, поют песни и кричат радостно. Отличившихся ведут впереди, потом все пируют». Так взятие снежного городка описывал в XIX веке этнограф Александр Терещенко. Иногда главного героя штурма, первым прорвавшегося в крепость, обливали водой или заставляли искупаться в проруби.В окрестностях Красноярска городок представлял собой ворота без стен. Один из нападавших должен был прорваться сквозь ворота и разрушить верхнюю их перекладину. Такой вариант забавы и изобразил потомок енисейских казаков Василий Суриков на своей картине «Взятие снежного городка».Как мифологический персонаж Масленица символизировала зиму и смерть. Чучело Масленицы — огромную соломенную бабу — в начале Масленой недели встречали с величальными песнями, возили в санях, катали с горок. В последний день праздника, Прощеное воскресенье, Масленицу провожали: хоронили, разрывали на части или сжигали. Нередко этот обряд проходил вообще без какого-либо чучела. Например, в Пошехонском уезде Ярославской губернии в течение всей Масленой недели народ собирал дрова для гигантского костра, это и называлось «сжечь Масленицу». Сжигание должно было обеспечить возрождение молодого нового мира.В некоторых местах через «прощальный» костер прыгали, в других — сжигали весь собранный в деревне мусор или бросали в костер блины, масло и прочую скоромную пищу. Уголь и пепел от масленичного костра зарывали в снег или развеивали над полем. Считалось, что так земля быстрее прогреется и лучше родит.Обряд «похорон» Масленицы, по словам фольклориста Владимира Проппа, был тесно связан с ритуальным смехом. Поэтому сжигание сопровождалось процессией из ряженых, разыгрывались народные комедии. Крестьяне вплетали в рассказ о житье-бытье главных персонажей — Масленицы, Блина и Воеводы — реальные события, высмеивали всем известные проступки односельчан. На Масленицу можно было «продергивать» даже барина, полицию и губернатора.Автор: Екатерина Гудкова»,

Источник: culture.ru