Загадочный мир

Загадка — особый жанр народного творчества. С давних пор она была отражением народной мудрости, которой делились с людьми всех возрастов. Загадка учила думать логически, развивала воображение и помогала лучше понимать окружающий мир. «Культура.РФ» вспомнила самых известных собирателей русских загадок, которые кропотливо создавали этот увлекательный фольклорный мир.

Первая печатная подборка народных загадок Михаила Чулкова

Загадочный мир

Изначально загадки передавались из уст в уста. Интерес к русскому фольклору появился вместе с распространением просветительских идей в середине XVIII века. Просветители обратились к русской истории, изучению национальных особенностей и народных обычаев. Появился даже жанр литературной загадки, распространенный в Европе уже в предыдущем столетии. Его развивали Алексей Дубровский, Александр Сумароков, Михаил Херасков, Ипполит Богданович. Итогом такого увлечения фольклором стала печатная публикация первых народных загадок. Ее вдохновителем и создателем был Михаил Чулков.

Разночинец по происхождению, он сумел подняться от «солдатского сына» до дворянина в Сенате, послужив и лакеем, и даже придворным актером. Михаил Чулков был талантливым литератором, в заслугу которому часто ставят сближение русской литературы с народным творчеством: Чулков напечатал несколько изданий «Славянских сказок», выпустил четырехтомный сборник русских народных песен, занимался воссозданием пантеона славянской мифологии. Наконец, именно он был автором первого романа в русской литературе — «Пригожая повариха, или Похождения развратной женщины».

«Древние русские простонародные загадки» вышли в первом номере одного из издаваемых им журналов, «Парнасский щепетильник», в 1770 году. В журнале было приведено 15 загадок без отгадок, и это было первой подборкой этой занимательной части русского фольклора. Позднее эти загадки практически не перепечатывались, поэтому они в своем роде уникальны.

Родится от воды, растет от огня, и от воды умирает. (Соль)
Мать толста, дочь красна, сын хоробер, а не видно его. (Печь, огонь, дым)
Поутру на четырех, в полдень на двух, а к вечеру на трех. (Человек)
Боярыня, княгиня, весь мир надарила, а сама нагая ходит. (Игла)

И швец, и жнец, и в дуду игрец. Василий Лёвшин

Загадочный мир

В примечаниях к тексту «Евгения Онегина» Александр Пушкин оставил небольшую ремарку: «Лёвшин, автор многих сочинений по части хозяйственной». Сложно угадать в этой подписи имя известного собирателя русского народного творчества Василия Лёвшина. Впрочем, знаменит он был не только как фольклорист: его двенадцатитомный труд по ведению домашнего хозяйства «Всеобщее и полное домоводство…» был весьма популярным руководством среди помещиков. Лёвшин — яркий представитель русского Просвещения. Он долгое время работал совместно с журналистом Николаем Новиковым, написал и перевел с итальянского, французского и немецкого языков свыше ста произведений, был одним из первых утопистов в русской литературе и автором небольшой повести «Новейшее путешествие, сочиненное в городе Белеве», в котором описал путешествие на Луну. Наконец, литератор создал первую в России поваренную книгу «Русская поварня», которая в 2016 году отметила свое двухсотлетие.

Не менее значимым стал его труд в качестве собирателя русского фольклора. Его работа «Русские сказки» открыла российскому читателю богатырские образы Алеши Поповича, Добрыни Никитича, Чурилы Пленковича. А началом деятельности Лёвшина была книга «Загадки, служащие для невинного разделения праздного времени» 1773 года — сборник со 110 загадками. Они были посвящены разным темам: от явлений природы до человека и его повседневной жизни. Автор не всегда дословно воспроизводил народный говор, но старался приблизить к простой речи современный ему язык. Также Лёвшин включил в сборник загадки о предметах, известных читателю того времени, — о румянах, часах, шляпах.

По произволению моему показываю я мою голову без убора и волос. Кто полное мое лицо видит, то зрит и все тело, которое я являю по частям. Никогда на месте не стою, но ни разу не шагаю. (Месяц/луна)
Со времени моего рождения должна я беспрестанно бежать: все живущие приходят ко мне во множестве: тело мое есть без членов, и хотя рук у меня нет, но никакая сила против меня не устоит. (Вода)
Меня на свете нет сладчае горчае, приятнее и мучительнее. Чрез мое пробуждение смертные населяют землю, а без меня не могут они быть. (Любовь)
Природа меня поместила между двух явных светил. Вишу над ямкою, в кою никогда упасть не могу. Никакая красота без меня не совершенна и сами владельцы мои покои выметают. (Нос)
В числе зверей и скотов поставить меня не можно, хотя я и четвероногой. Рук я не имею, бываю без головы, и хотя с места на место перехожу, но ноги тела моего не носят. Впрочем, нет ни одного собрания, где я бы не занимал первого места. (Стул)

Начало научного собирания загадок. Иван Сахаров

Загадочный мир

Работа Василия Лёвшина стала очень популярна в светском обществе. В модных салонах часто упражнялись в смекалке, разгадывая загадки «для невинного разделения праздного времени». Любовь читателей к ребусам привела к появлению целой серии книг, вобравших в себя загадки как иностранного, так и русского происхождения: «Увеселительные загадки со нравоучительными ответами, состоящие в стихах», «Сто и одна загадка», «Детский гостинец, или 499 загадок с ответами в стихах и прозе».

Зачатки собирательства в современном понимании появились во второй четверти XIX века, с возникновением движения славянофилов после Отечественной войны 1812 года. Самобытный исторический путь России многие деятели культуры связывали с народными традициями и фольклором.

«Напрасно думали, что только одни записи летописцев могут служить основанием для истории Русского народа. Разве наши песни, наши сказки, наши былины, наши поверья были выражением других народов? И будто Русский так может думать? Нет! Он знает, что все это было в его родной стороне, что все это высказывалось нашими предками, и обо всем этом забывают говорить в историях Русского народа».

Руководствуясь такими мыслями, выпускник медицинского факультета Московского университета Иван Сахаров решил совместить профессию лекаря и этнографа. Наиболее известным трудом собирателя стал трехтомник «Сказания русского народа о семейной жизни своих предков» (1836–1841). Под «семейной жизнью» автор понимал народный быт, поэтому в его сказания вошли как русские народные песни, «праздники», славяно-русская мифология, игры, присловья, «свадьбы», так и русское народное чернокнижие, связанное с суевериями и чародейством. Наблюдал за народным бытом Сахаров в Тульской, Калужской, Рязанской и Московской губерниях.

Загадки были напечатаны в первом томе «Сказаний…». Изначально они находились в составе пословиц русского народа, поскольку многие пословицы сохраняли элемент скрытого смысла и со временем становились загадками. Заслуга Сахарова в том, что он поместил загадки в отдельный раздел, выделив их как жанр.

Около прорубки
Стоят белые голубки. (Зубы)
Старик метет по горнице,
Метлы летят по околице. (Паутина)
Сам наг,
Рубашка в пазушке;
Сам бел,
Детки красны. (Свеча)
Идет ни мужик, ни баба,
Несет ни сгибень, ни пирог. (Книга)
Кругло, мало,
Всякому мило. (Деньги)
Стоят вилы,
На вилах бочка,
На бочке кивало,
На кивале зевало,
На зевале мигало,
На мигале остров,
На острове возы ходят. (Человек)

Угасшая звезда собирательства Ивана Худякова

Загадочный мир

Дело Ивана Сахарова продолжил Иван Худяков. Он издал свою первую книгу «Сборник великорусских народных исторических песен» в 18 лет, но уже в 34 года бесславно погиб, сосланный в Сибирь за поддержку революционного движения 1860–70-х годов.

В 1861 году Худяков предпринял попытку напечатать все известные на тот момент народные загадки. Автор разбирал архивы Русского географического общества, проводил систематизацию накопленных загадок, собирал данные в «разных местах Великой России». В итоге он выпустил сборник «Великорусские загадки», который представлял собой практически научную работу. В издании загадки (около семисот) вместе с отгадками были размещены по алфавиту — а также в нем присутствовали иностранные аналоги загадок (немецкие, литовские, малорусские).

Когда я молод был,
Светло светил,
Под старость стал,
Меркнуть стал. (Месяц)
Не княжеской породы,
А ходит с короной,
Не ратный ездок,
А с ремнем на ноге,
Не сторожем стоит,
А всех равно будит. (Петух)
Утка крякня
Берег звякня,
Детки бегут,
По свечке несут. (Церковь)

Исследователь народной души Владимир Даль

Загадочный мир

Имя Владимира Даля знакомо многим в связи с Толковым словарем живого великорусского языка, который на долгое время стал основным изданием такого рода в России. Над его созданием Даль трудился более пятидесяти лет — но в это же время он активно собирал русский фольклор.

Философию русского народа, отраженную в фольклоре, Даль изучал во время Русско-турецкой войны 1828–1829 годов, польской кампании 1830–1831 годов, службы в Оренбурге и Нижнем Новгороде. Свыше тысячи загадок, собранных Далем, было опубликовано в 1862 году в сборнике «Пословицы русского народа». Однако автор не последовал примеру Сахарова и Худякова и не выделил загадки в отдельную главу. Владимир Даль придумал другой способ изложения. Он разделил собранные данные по предметному принципу.

«В этом сборнике, который не есть катехизис нравственности, ниже наказ обычаям и общежитию, именно должны сойтись народная премудрость с народною глупостию, ум с пошлостию, добро со злом, истина с ложью; человек должен явиться здесь таким, каков он вообще, на всем земном шаре, и каков он, в частности, в нашем народе; что худо, того бегай; что добро, тому следуй; но не прячь, не скрывай ни добра, ни худа, а покажи, что есть», — записал Даль в напутствии к изданию.

Стоит Антошка на одной ножке. (Гриб)
Два кольца, два конца, а посередке — гвоздик. (Ножницы)
Сам алый, сахарный, кафтан зеленый, бархатный. (Арбуз)
Без рук, без ног, а ворота отворяет. (Ветер)
Зимой греет, весной тлеет, летом умирает, осенью оживает. (Снег)
Четыре брата бегут, друг друга не нагонят. (Колеса)
Черненька собачка свернувшись лежит: не лает, не кусает, а в дом не пускает. (Замок)
По горам, по долам ходит шуба да кафтан. (Овца)

Новое начало. Дмитрий Садовников

Загадочный мир

Именитый фольклорист Дмитрий Садовников сумел собрать и опубликовать три с половиной тысячи загадок. В историю русской культуры Садовников вошел еще и как поэт: именно он — автор текста песни «Из-за острова на стержень», которую часто исполнял Федор Шаляпин.

«Одно лето, проведенное в деревне, навело меня на мысль собрать народные загадки, бывшие в таком забросе и почти неизвестные публике», — записал Садовников в предисловии к изданию. Книга «Загадки русского народа. Сборник загадок, вопросов, притч и задач» вышла спустя четырнадцать лет после труда Даля. В отличие от предшественника, Садовников разграничил загадки и пословицы, дав конкретное определение: «В первых [загадках] отразились взгляды народа на природу и окружающую обстановку; в последних — вся житейская мудрость и нравственная личность простолюдина. В загадке, более древней по форме и происхождению, открылся полный простор для творческой фантазии народа; в пословице — для его здравого смысла и критики». Кроме того, он разбил загадки на смысловые группы. В собрание Садовникова, помимо собственных материалов, вошли и загадки Сахарова, и Ивана Снегирева, и Худякова, и Даля. Так он обобщил и приумножил дело сохранения народной загадки.

Много соседей
Рядом век живут,
А никогда не видятся? (Окно)
Выше лошади, ниже собаки. (Седло)
Зимой и летом одним цветом. (Сосна)
Еду, еду — следу нет;
Режу, режу — крови нет;
Рублю, рублю — щепок нет. (Вода)
Кто сидит сорок недель в тюрьме, оттуль навеки выпустят? (Младенец)
Вечером — водой,
Ночью — водой,
А днем — на небеса. (Роса)
Не куст, а листочками,
Не рубашка, а сшита,
Не человек, а рассказывает. (Книга)

Автор: Татьяна Григорьева

Теги:Публикации раздела Традиции

Смотрите также

{"@type":"Article","description":"Как появились «бездарь», «катастрофа» и «градусник».","url":"https://www.culture.ru/materials/253895/slova-pridumannye-russkimi-pisatelyami","@context":"http://schema.org","name":"Слова, придуманные русскими писателями","alternateName":"Слова, придуманные русскими писателями","image":{"@type":"ImageObject","url":"https://www.culture.ru:443/storage/images/5cb82d851c1b7c86f5572a72874daa92/0a6eccdbaa140a00567a9c387dc0f943.JPG","caption":"«,»width":359,"height":201},"articleSection":"Публикации раздела Литература","datePublished":"2019-09-30T08:30:36.611Z","articleBody":«Сложно представить, что слову «бездарь» всего какая-то сотня лет, а «впечатлению» — две: настолько привычными они кажутся. Русский язык во многом обогатила фантазия русских писателей. Портал «Культура.РФ» рассказывает об отечественных литераторах, благодаря которым мы знаем слова «градусник», «катастрофа», «халатный» и многие другие. Литература была лишь одним из многих занятий Михаила Ломоносова, в первую очередь он был ученым. Именно благодаря его работам в области физики, химии, геологии и других наук в русском языке появились такие слова, как «градусник», «горизонт», «кислота», «вещество» и другие.В 1746 году вышла «Вольфианская экспериментальная физика» — учебник Христиана Вольфа, который перевел на русский язык Михаил Ломоносов. В предисловии он писал: «Сверх сего принужден я был искать слов для наименования некоторых физических инструментов, действий и натуральных вещей, которые хотя сперва покажутся несколько странны, однако надеюсь, что они со временем чрез употребление знакомее будут». Более десятка придуманных им слов прочно вошли в русский язык, многие же впоследствии заменили более удобные в произношении — так, например, «коловратное движение» стало «вращательным».Современник Ломоносова поэт Василий Тредиаковский также сделал много для русской словесности. Он впервые разделил понятия поэзии и прозы, стал первым в России писать стихотворения гекзаметром. Он также обогатил русский язык и стал автором таких слов, как «общество», «достоверный», «беспристрастность», «злобность» и многих других. В произведении «Телемахида» (в основе которого был перевод романа Фенелона «Приключения Телемака») Тредиаковский придумал более ста слов: «медоточивый», «громогласный», «денно-нощно»:Николай Карамзин, помимо всех своих заслуг в области истории и литературы, внес большой вклад в развитие русского языка. Он не только изобрел новую букву — «Ё», но и придумал ряд неологизмов. Так, например, от слова «промысел» он образовал «промышленность». Среди других его изобретений — «трогательный», «занимательный», «впечатление», «катастрофа», «будущность».Всего в произведениях писателя встречается около 50 новых слов, которые прочно осели в русском языке.Именно Достоевскому мы обязаны словами «стушеваться» и «лимонничать». У слова «стушеваться» даже есть точная дата рождения — 1 января 1846 года, когда писатель употребил его в повести «Двойник». Основой послужил чертежный термин — «тушевать», то есть накладывать тени. Правда, Достоевский имел в виду значение «незаметно уйти», а не «оробеть», как понимают это слово сейчас. Историю появления слова Достоевский впоследствии изложил в своем «Дневнике писателя»: «Слово это изобрелось в том классе Главного инженерного училища, в котором был и я, именно моими однокурсниками... Во всех шести классах училища мы должны были чертить разные планы... Все планы чертились и оттушёвывались тушью, и все старались добиться, между прочим, уменья хорошо оттушевывать данную плоскость, с тёмного на светлое, на белое и на нет... Вдруг у нас в классе заговорили: «Где такой-то? — Э, куда-то стушевался!» Достоевский изобрел и другие слова, например «окраинец», «всечеловеки», «слепондас», но их язык не подхватил.Михаил Салтыков-Щедрин придумал много неологизмов. И если некоторые слова вроде «душедрянстововать» и «умонелепствовать» дальше его книг не пошли, то «мягкотелость» и «злопыхательство» употребляются и поныне. Так, например, в «Истории одного города» Салтыков-Щедрин писал: «...но когда увидел Домашку, действовавшую в одной рубахе, впереди всех, с вилами в руках, то злопыхательное сердце его до такой степени воспламенилось, что он мгновенно забыл и о силе данной им присяги, и о цели своего прибытия». Придумал Салтыков-Щедрин и слово «халатный», то есть небрежный: «Из этих бросовых идеальчиков каждый сатирик выбрал себе такой, какой приходился ему по комплекции. …Который сатирик возлюбил халатную простоту — тот с негодованием отнесется к фраку, сшитому Шармером». Большой поклонник словотворчества, Велимир Хлебников придумывал довольно странные слова — «крылышкуя», «зерцог», «облакини», «лебедиво». Отдельные фразы в его стихотворениях и вовсе малопонятны для читателя:Но были в творчестве Хлебникова и слова, которыми мы сегодня пользуемся, — например, «изнемождённый». Хлебникову современный русский язык обязан и словом «лётчик». Впервые оно было употреблено в его стихотворении «Тризна»: «Полк стоит, глаза потупив. Тень от лётчиков в пыли». Прежде людей этой профессии называли «авиаторами» или «пилотами».Игорю Северянину мы также обязаны введением в обиход одного из авиационных терминов — «самолет». Само слово появилось гораздо раньше: «ковер-самолет» часто появлялся в русских сказках, но летательные аппараты до Северянина так никто не называл. Также Северянин изобрел слово «бездарь». Оно встречается в его сборнике «Громокипящий кубок»:Владимир Маяковский тоже выдумал немало слов. Не такое популярное, но все же употребляемое сегодня слово «голоштанный» — это его изобретение:Впрочем, другие изобретенные Маяковским слова так и остались лишь частью его стихов и в народ не пошли, уж больно они были экзотичные: «дрыгоножество», «верблюдокорабледраконьи», «испавлиниться» и другие.Автор: Лидия Утёмова»,

Источник: culture.ru